АРХИWOOD 2023



#16

Палапа

Тверская область, деревня Нечаевщина
студенты магистратуры МАРШ: Даша Черникова, Мила Вострикова, Саша Репринцев; студенты бакалавриата ГУЗ: Лера Васильева, Настя Иванова
Фотограф:
Марьяна Сошникова

Palapa — (от исп.) небольшая открытая хижина.

Это проект, в котором объединились студенты разных архитектурных университетов. Идея о коллаборации сложилась после воркшопа, предшествующего строительству, где часть студентов выступали кураторами, а часть — участниками. Всех объединила идея обратиться к архитектуре не только через умозрительное проектирование, но и через самостоятельно воплощённый объект. Работа над формой объекта, где все подчинено целостной концепции, не прекращалась до последнего гвоздя. Своё начало объект берет с первой поездки на предполагаемое место строительства.

На севере Тверской области, близ Волги, затерялась маленькая деревня, некогда — в 11 дворов, а ныне — в 10 жителей.  Здесь, вплетаясь в канву исторический событий этого места, и взяла начало наша история про появление Палапы.

Первое упоминание о расположившемся в этих местах городище, многим позже оформившееся в поселение, существующее здесь сегодня, датируется археологами первым тысячелетием до нашей эры. Как и у любой глубинки, у деревни Нечаевщины сложилась богатая на события судьба: раздолье сменялось невзгодами, а жители становились свидетелями исторических событий. Так, в 1950-х годах, деревня пережила «переплавление» из-за устройства бейшлота-плотины ниже по течению Волги. Уровень воды существенно поднялся и затопил большинство домов, стоявших вдоль берега. Тогда жители начали приобретать избы в других местах, выше по течению, разбирать их на брёвна и, связывая в плоты, переплавлять в Нечаевщину, где дома собирались заново. Память о произошедшем затоплении была ещё свежа, поэтому дома теперь устраивали дальше от воды, а план деревни перестал напоминать прежний. Феномен «убежавшей деревни» нашёл отражение в архитектуре Палапы. Расположенная на колоннах-ногах, она опирается на незакреплённый фундамент, готовая в любой момент покинуть своё место.

Во многом, Палапа стала слепком наших впечатлений от первого знакомства с деревней Нечаевщиной. Здесь есть очаг, вокруг которого гуляет ветер, место под кровом и глубокое тёмное небо, мерцающие звезды которого проникают в дом-чердак, защищающий от непогоды.

Опустевшая деревня — это голая земля, из которой вырастают нагромождения каменных печей, единственных напоминаний о существовавшей здесь некогда жизни. Через Палапу мы заговорили с исчезающими деревнями; поселениями, убегающими от разрастающихся городов и переменившихся представлений о жизни. Издалека нам кажется, будто маленькие деревянные домишки с резными наличниками - достроенные, покосившиеся и придавленные временем - уязвимы и беззащитны перед проносящимся вихрем истории. Но так ли это? Быть может, в их медлительной естественности заключена непобедимая сила. Деревни, вырастающие буквально из земли, после пожаров, потопов и войн, вероятно, и есть гимн жизни. Они отступают, сбегают, прячутся, но они продолжают существовать, переживая самые страшные испытания, перед которыми бессильны нагромождения социальных построений и революции. Палапа — это дом без печи. Она осталась где-то в другом месте во время очередного побега. Но сквозной дымоход, пронизывающий её насквозь — оставшаяся напоминанием о былом пустота, через которую видно пронзительно звездное небо, — остаётся хранителем огня и домашнего тепла. Она примостилась здесь, на холме, открытая со всех сторон света в ожидании своего человека. Она слушает, как меняется ветер, и она продолжает жить.

Авторы проекта: Даша Черникова, Мила Вострикова, Саша Репринцев (студенты магистратуры МАРШ); Лера Васильева, Настя Иванова (студенты бакалавриата ГУЗ)

Участники воркшопа: Саша Караганов, Толя Кунгуров, Дима Чехонин, Саша Глухова, Паша Ложкин, Настя Морозова, Саша Гранцева, Люся Мельничина, Марьяна Сошникова, Сережа Вартаньян, Костя Кондратьев, Степа Русаков, Бату Сапаргазы