Срок работы пробной версии продукта истек. Через две недели этот сайт полностью прекратит свою работу. Вы можете купить полнофункциональную версию продукта на сайте www.1c-bitrix.ru. Архив

Архив



Покровская (Сретенская) церковь


А.Б. Бодэ (проект реставрации), В.А. Крохин (исследования), А.С. Туфанов (организация работ), М.П. Климов (производство работ)

Архангельская область, Приморский р-н, Заостровье (Рикасово)

Стройреставрация

Фотограф:
Андрей Бодэ, Юрий Опокин, John Ingham, Егор Сельский, Евгения Батракова, Лена Курицына, Наталья Федорова, Николай Малинин, Заостровье.Ру ВКонтакте

Построенный в 1688 году, храм не только относится к редкому в деревянной архитектуре типу девятиглавой церкви, но и имеет абсолютно уникальное покрытие, имитирующее каменные своды крестово-купольного храма. При этом деревянные «закомары» на фасадах – не просто накладная декорация, они соответствуют конструкции чердака. В XIX веке они были накрыты прямой крышей, а сама церковь зашита тесом. Обнаружен этот уникальный конструктив был лишь в 1970-е годы реставратором В. А. Крохиным, который провел фундаментальные исследования и подготовил проект реставрации, возвращающий церкви первоначальный облик. Правда, при наличии следов от утраченных частей (галереи и северного придела) достоверно воссоздать этот образ было бы сложно. Тем не менее, в 1980-е работы на памятнике начались, но носили в основном противоаварийный и консервационный характер.

Первый этап новой реставрации начался в 2014 году – силами ЗАО «Росреставрация». Из-за уникальности конструкции позакомарного покрытия поначалу полагали обойтись без полной переборки памятника, предполагая снять верхнюю часть сруба с помощью кранов. Но это оказалось технически невозможно, кроме того, выяснилось, что бревна сруба с наружной стороны сильно сгнили –  и храм стали спешно разбирать. При этом было допущено много промахов: при разборке глав лемех, прибитый коваными гвоздями, разлетался в щепки, а сами главы, снимаемые краном, падали и разбивались. Затем неожиданно умер директор «Росреставрации» Владимир Брянов, по контракту возникли проблемы, работы встали, памятник лишь успели накрыть временной консервационной крышей. Да и то не за государственные деньги, а исключительно благодаря общественному движению «Общее дело». В 2015 году сруб был разобран, бревна складированы под навесом, были доложены старые фундаменты и срублены заново несколько новых венцов. Но дальше последовали организационные склоки и скандалы, в результате которых субподрядчики были отстранены от работы.

Следующий этап реставрации начался в 2016 году – уже по проекту АПМ № 7 ФГУП ЦНРПМ. Отвергнув – «за отсутствием достаточных оснований» – идею целостной реставрации с возвращением первоначального облика, Андрей Бодэ предложил «фрагментарный подход, включающий воссоздание первоначальных элементов там, где для этого имеется достаточно данных, и сохранение позднейших наслоений, имеющих историческую ценность». Проект предполагал воссоздание бочек над прирубами (на основании следов на стенах четверика), первоначальных окон (по сохранившимся образцам на других фасадах и по имеющимся следам), консервацию остатков подлинной кровли в чердачном пространстве. Над закомарами остается прямое четырехскатное покрытие, сделанное на рубеже XIX – ХХ веков, края покрытия закомар открываются, а образовавшиеся под позднейшей крышей углубления зашиваются тесовыми стенками с отступом от стены. Основной сруб с прирубами, составляющий древнейшую часть здания, максимально приближен к первоначальному виду. Позднейшие ремонтные вставки, нарушающие его конструктивную целостность, заменяются цельными бревнами: иначе невозможно освободиться от консервационных сжимов на стенах. В интерьере церкви реставрируются потолки XVII века, полы сохраняются такими, какими они были устроены в XIX веке, в воссоздаваемых окнах предлагается сделать слюдяные «окончины».

В 2016 году силами ЗАО «Стройреставрация» сруб был полностью отреставрирован и собран, воссозданы бочки над прирубами, отреставрированы и установлены несколько глав. Старый материал сруба по возможности максимально сохранялся, отчего на нем много вставок. Конструкция позакомарного завершения была собрана практически в первоначальном виде, замены произведены лишь в верхних бревнах, которые сгнили от протечек. В нижней части нескольких глав удалось сохранить старый лемех, прибитый коваными гвоздями и имеющий следы покраски зеленым цветом. Внутри глав достаточно полно сохранены старые конструкции, внутри шатра – исторические стропила, перемычки между ними и слой теса под лемехом.

Принятое решение о переборке здания на новом этапе было признано верным, хотя подтвердилась и негативная сторона этого способа: тонкие дощатые элементы, закрепленные коваными гвоздями, раскалываются и повторному возвращению на место не подлежат. Шпонки, загнанные в пазы и закрепленные большим кованым гвоздем, также приходилось распиливать. Но полностью подтвердила свою целесообразность практика использования старого материала для вставок: новый лес по плотности значительно уступает старой древесине. Это особенно это актуально при больших диаметрах бревен, так как при усушке может появиться заметная разница в толщине старой части и новой вставки.

Кроме того, исследования, проведенные в процессе ремонтно-реставрационных работ, позволили получить новые данные о строительных технологиях XVII – XIX веков. Выяснилось, в частности, что срубы в уровне от пола до потолка имеют сложную припазовку с гребнем, которая давала эффект прямизны углов и гладкости стен в интерьере (как в каменных зданиях), а также обеспечивала прочность соединения бревен между собой и препятствовала их выпучиванию. Обнаруженное окно на северном простенке западной стены подтвердило наличие галереи, огибавшей храм с западной стороны. Многочисленные ремонтные вставки бревен в углах сруба свидетельствуют о том, что имела место практика ремонта сруба без разборки, причем сгнившие бревна вынимались из середины сруба и заводились новые. Можно предположить, что это делалось последовательно по углам сруба, возможно, с небольшим разжатием с помощью рычагов. Этот исторический метод ремонта срубов еще совершенно не изучен, но при внимательном наблюдении его результатов в будущем, возможно, удастся сделать выводы о целесообразности его использования в современной реставрации.